Город Блэкван.  

Город Блэкван.

Ночи.

- Твоя мать была прислужницей Давалона. – Раздался в голове Сэмуэля Ханта подрагивающий от волнения старческий голос его отца. – И именно из-за этого я был вынужден её бросить. Она работала на Ведон. Ты знаешь, что это?

- Нет, я никогда об этом не слышал. – Отрицательно мотнув головой, ответил Сэм. – А что это такое? Название какой-то организации?

- Да. Это общество адептов тёмной стороны. – Ответил голос и Сэмуэль услышал в его тоне презрение. – Твоя мать исполняла в нём роль наёмной убийцы. Это её пистолетом ты иногда пользуешься. Нашёл её тайник? Да?

- Всё верно. – Согласно кивнув, сказал мужчина. – Я его обнаружил после её смерти. Там ещё находилась какая-то толстая тетрадь. Но я не стал её трогать. Забрал только пистолет. А тебе ведь известно, что было в этой тетради?

- Да, известно. Именно с неё всё и началось. – Тихо произнёс голос. – Только после того, как я обнаружил тайник и прочитал эту тетрадь, я понял, с кем на самом деле связал свою жизнь. Твоя мать оказалась из рода тех, кого называют Исчадиями ада. Это такой род людей, чья предрасположенность к тёмной стороне передаётся по наследству, но начинает проявляться только после смерти ближайшего родственника, от которого эта предрасположенность и передалась. Тебе она передалась от матери, но только после её смерти начала проявлять себя. Поэтому у тебя и появилась склонность к убийствам. Всё об этом было очень подробно написано в её тетради.

- Мне необходимо её вернуть! – Поднимаясь на ноги, решительно заявил Сэм и направился к стоявшей неподалёку машине покойной учительницы Эмили Виртел, на которой он приехал в этот лес, чтобы похоронить здесь тело её хозяйки. – После смерти матери я продал дом какой-то семейке, но не думаю, что они обнаружили тайник и избавились от тетради! А значит, у меня ещё есть шанс её вернуть!

Глава 5

«Возмездие отца»

Город Блэкван.

Дня.

Яркое полуденное солнце весело светило с безоблачного неба, а его лучи, отражаясь от оконных стёкол домов и проезжающих мимо машин, игриво вспыхивали похожими на маленькие звёздочки колючими искрами. День был просто замечательный, и ничто не предвещало беды, но несмотря на это Сэмуэль Хант был очень мрачен. Его не покидало плохое предчувствие, которое маленьким пушистым зверьком засело где-то в середине груди и царапало её изнутри острыми коготками. Мужчина не знал в чем причина этой тревоги, но он надеялся, что она пройдёт после того, как он вернёт ту самую тетрадь своей матери, за которой сейчас и ехал на машине покойной учительницы по адресу, где жил с самого рождения и откуда переехал три года назад.



Вернувшись из леса глубокой ночью домой за пистолетом, Сэмуэль понял, что смертельно устал. Проведённая без сна ночь, а также стресс от совершенных сразу трёх убийств выбили его из сил и мужчина, не раздеваясь, рухнул на кровать как подкошенный. Проспал он почти до середины дня, а проснувшись, взял пистолет и сразу же отправился за тетрадью, которая стала для него теперь навязчивой идеей. Она ему была сейчас просто необходима. «Ведь в ней написана вся правда о моей матери, а значит и обо мне самом!» – Смотря перед собой на дорогу, думал Сэм. – «Конечно, этот новоиспечённый папаша мне рассказал кое-что в общих чертах, но не думаю, что ему самому известно всё. Так что мне нужно её вернуть! Любой ценой!»

- Сэм ты собираешься убить тех, кто сейчас живёт в том доме? – Будто подслушав его мысли, спросил голос. – Тебе не достаточно смертей? Может быть хватит?

- А зачем, по-твоему, я тогда взял пистолет? – Усмехнувшись, ответил мужчина вопросом на вопрос. – И как тогда я смогу забрать эту тетрадь? Просто постучаться и попросить? Да и одной смертью больше, одной меньше… Какая теперь разница?

- Ты не представляешь, как мне печально слышать от тебя такое. – Чуть дрогнув, произнёс голос. – Раньше ты переживал из-за совершенных убийств, а теперь…

- А теперь я понял, что это бесполезно. – Начиная раздражаться, закончил за него Сэм и добавил: – Давай ты, наконец, перестанешь пытаться что-либо исправить! Пора тебе уже смириться со своим поражением в этой битве. Я уже со своим смирился.

Повисла пауза. Голос ничего на это не ответил и Сэмуэль облегчённо вздохнул. Эти бессмысленные разговоры уже начинали его утомлять. Около минуты он ехал молча, пока случайно не бросил взгляд в зеркало заднего вида и не увидел в нём своё жуткое отражение. Узнать привычное лицо, которое смотрело на него с различных зеркальных поверхностей каждый день, было очень трудно. Скулы подбородок и нос заострились, а в уголках рта пролегли глубокие складки. Кожа приобрела мертвенный жёлто-серый оттенок, как у мертвеца, а когда-то зелёные глаза теперь совсем обесцветились. Сэм, оторвав одну руку от руля машины, прикоснулся ей к своему лицу и подрагивающим от волнения голосом недовольно спросил:



- Что случилось с моим лицом?

Голос его отца в голове тяжело, будто обречённо вздохнул и каким-то странным, словно потерявшим всю надежду тоном ответил:

- Если оно у тебя до неузнаваемости изменилось, то это конец. Ты окончательно превратился в Исчадие ада и обратной дороги для тебя действительно уже нет. Я этого боялся больше всего и это всё же случилось.

- Что ты несёшь?! – Спросил Сэм.

- Ты вошёл в заключительную стадию. – Сказал голос. – С каждым убийством ты становился всё ближе к этому. И это необратимо.

- Ты хочешь сказать, что я навсегда останусь таким?! – Спросил мужчина. – Моё лицо никогда больше не станет прежним?

- Лицо станет, а ты нет. – Ответил голос.

- Я ничего не понимаю! – Закричал Сэм. – Объясни ты мне толком!

- У твоей матери тоже иногда менялось лицо. – Проговорил голос отца. – И когда я это видел, то мне становилось очень жутко. Но она умела контролировать этот процесс и поэтому оно почти сразу же становилось прежним. Ты потом тоже научишься это всё контролировать, но суть твоя от этого уже никогда не изменится. Если бы ты послушал меня и перестал убивать, то ты бы ещё смог стать нормальным человеком, каким был раньше, но теперь для тебя действительно обратной дороги уже нет.

- Ладно, это для меня не страшно. – Начиная понемногу успокаиваться, произнес Сэмуэль Хант. – Ты мне лучше расскажи про Ведон? Что это за название такое?

- Эту организацию назвали в честь самого первого прислужника Давалона, который уже потом стал демоном. – Ответил голос. – Звали его Ведоном. А когда он превратился в демона, то его лицо навсегда осталось изменившимся. Насколько мне известно, этим демоны и отличаются от остальных Исчадий ада. Их лица меняются навсегда. Так что если когда-нибудь станешь демоном, то будешь как Ведон и Джахан Чарвен. И может быть, тогда в твою честь назовут ещё какую-нибудь организацию адептов.

- Да, это было бы неплохо. – Снова усмехнувшись, проговорил мужчина и, увидев впереди знакомую фигурку девчонки, что каталась вдоль дороги на роликовой доске, зловещим тоном добавил: – А вот и ты похабная малышка. Я же говорил, что я тебя поймаю! Так что на этот раз ты от меня не уйдёшь, сучка!

- Сэм, ты что собираешься делать? – Тревожным тоном спросил голос.

Сэмуэль не ответил. Он вдавил педаль газа до упора и направил резко рванувшуюся вперёд машину прямо на катающуюся впереди девчонку. Когда она услышала шум приближающейся смерти, было уже поздно. Бампер со страшной силой ударил её под колени и отбросил вперёд. Несчастная, коротко вскрикнув, упала на асфальт, и на неё сразу же наехало переднее колесо машины. Пропустив её переворачивающееся тело под днищем, и напоследок пройдясь по нему задним колесом, автомобиль, так и не снижая скорости, скрылся за поворотом. Невдалеке от испуга запоздало закричала женщина и бледные от ужаса прохожие начали не спеша подходить к окровавленному телу теперь уже мёртвой девчонки. По мере приближения к ней их лица приобретали зеленоватый оттенок, а один парень отвернулся и согнулся пополам в рвотном позыве. Потому что на несчастную было просто невыносимо смотреть. Она лежала на животе лицом вниз и была похожа на сломанную куклу. Её левая нога была как-то неестественно вывернута и будто имела ещё одно колено, под которым растекалась кровавая лужа. Волосы на голове слиплись от пропитавшей их крови, а изорванная футболка обнажала лохмотья содранной со спины до голого мяса кожи. Причитающие и покачивающие головами люди, что стояли над телом погибшей даже представить себе не могли, что за человек это сотворил. Они даже не знали, что человеком его назвать уже нельзя.


1551909260452119.html
1552012435927246.html

1551909260452119.html
1552012435927246.html
    PR.RU™