Какое-то движение в зеркале — там отразился Жан-Клод. Халат на нем был застегнут и завязан, но глаза горели полночным огнем.

Многовато публики для ma petite.

Она не возражает, — ответил Ашер.

И ты не находишь это странным?

Ашер, казалось, попытался подумать, но потом сказал:

Не знаю. Кажется, мне трудно думать, держа ее в объятиях. — Он оглядел комнату. — А от их присутствия думать еще труднее.

Все охранники или кто-то из них? — спросил Жан-Клод.

Римус… — Ашер глянул в дальний угол, — и вот этот новый.

Пепито? Ты его ощущаешь так же сильно?

Из мышц Ашера стало уходить напряжение, мне этого не хотелось. Я хотела, чтобы он пил. Мне это нужно было.

Не останавливайся, — попросила я, — пожалуйста, не останавливайся.

Ашер посмотрел на меня своими горящими глазами. Будто искал на моем лице какой-то знак.

Ты хочешь, чтобы я взял тебя сейчас, на глазах у охраны?

Я еще как хотела.

Да, Боже мой, да!

Он посмотрел на Жан-Клода:

Что-то здесь не так.

Не так и все так, — ответил Жан-Клод. Он подошел к краю кровати. — Ты завладел ею полностью. Ты можешь сейчас делать с ней все, что хочешь, но когда она протрезвеет, она тебе этого не простит.

Ашер повернулся ко мне. То, что он увидел, его успокоило, убрало свет из его глаз.

Анита, ты здесь?

Сперва вопрос показался мне бессмысленным, а потом я ответила:

Я здесь, Ашер, здесь.

Какой-то частью сознания я услышала собственные слова и подумала, что уже это где-то слышала. Я закрыла глаза, стараясь не видеть лица Ашера, и это помогло — отвернуться. Я поняла, где я слышала эту фразу: от Реквиема. Я повторяла слова Реквиема, когда он был под моим гипнозом. Ашеру случалось подчинять меня раньше, но никогда так, никогда так сильно.

Воспоминание о Реквиеме помогло мне думать яснее, но закрыть глаза — это помогло больше. Я слишком была большой рыбой, чтобы взгляд Ашера мог меня удержать, но от взгляда в его глаза я просто потеряла себя. Когда я глядела в глаза Огюстина, это меня не унесло, так почему же у Ашера взгляд оказался сильнее, чем у мастера города возрастом в две тысячи лет? Я должна была быть иммунной к взгляду вампира. Моя некромантия и метки Жан-Клода должны были охранить меня.

Ашер отпустил мои руки. Я почувствовала, как он отодвигается от меня. Тогда я открыла глаза и запахнула на себе халат.

Что происходит? — спросила я.

Жан-Клод спросил, не двигаясь с места:

Ma petite, ты пришла в себя?

Кажется, да. — Я посмотрела в лицо Ашера, но он отвернулся, закрылся водопадом золотых волос. — Ашер, гляди на меня.



Я не хотел зачаровывать тебя взглядом. Даже не знал, что мой взгляд может тебя захватить.

Раньше он не был на это способен, — согласилась я и посмотрела на Жан-Клода. — Что происходит? Я была зачарована, как Реквием до того, как я его освободила.


1553805643955295.html
1553843712500106.html

1553805643955295.html
1553843712500106.html
    PR.RU™